VKontakte.DJ


От автора

Сталин и Хрущёв

Сталин

МИФЫ О ДЕТСТВЕ СОСО
КОБА, ПЛАМЕННЫЙ КОЛХИДЕЦ
ЛЕНИН И СТАЛИН В ОКТЯБРЕ
БРЕСТ – ЛИТОВСК, 1918
ЦАРИЦЫН И ПЕРМЬ
НЕЗАБЫВАЕМЫЙ 1919
БЕССЛАВИЕ ГЕНЕРАЛА ДЕНИКИНА
ТРЕТИЙ ПОХОД АНТАНТЫ
НАРКОМНАЦ СТАЛИН
«ЛЕНИНОГВАРДЕЕЦ» НИКОЛАЙ БУХАРИН
«ЛЕНИНСКАЯ» ГВАРДИЯ»: ЗИНОВЬЕВ И КАМЕНЕВ
ПЕРВАЯ СТАЛИНСКАЯ ПЯТИЛЕТКА
СТАЛИН И ВОЙНА
СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА
«ДЯДЮШКА ДЖО»
ДВЕ МИССИИ ДЖОЗЕФА ДЭВИСА
ЛИЧНОСТЬ МИРОВОГО МАСШТАБА
И.В.СТАЛИН И ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ
В ГОСТЯХ У МАКСИМА ГОРЬКОГО
«ЗАГАДКА» СМЕРТИ ГОРЬКОГО
РАЗГАДКА СМЕРТИ ГОРЬКОГО
МАНДЕЛЬШТАМ, ПАСТЕРНАК, АХМАТОВА
ВОЖДЬ И МИХАИЛ ШОЛОХОВ
Академик Тарле и другие
СТАЛИН В КРУГУ БЛИЗКИХ
«ВСЕГДА С КНИЖКОЙ»
БИБЛИОТЕКА ВОЖДЯ
МУЗЫКА В ЕГО ЖИЗНИ
НАДЕЖДА АЛЛИЛУЕВА
«БЛИЖНЯЯ» И ДРУГИЕ
ГЛАС НАРОДА

Хронология

Об авторе


поиск по книге:




Первая книгаВторая книгаХронологияОб автореОтзывы

Предыдущая 2 Следующая


КОБА, ПЛАМЕННЫЙ КОЛХИДЕЦ

Первая ссылка и первый побег.

Этап Иосифа Джугашвили из Батуми до Иркутска проходил через Новороссийск, Ростов-на-Дону, Самару и Челябинск. Когда «товарищ Сосо» покидал Батум 9 июля 1903 года, там было ещё тепло. И.В. Джугашвили был взят на этап в демисезонном пальто, в ботинках, без зимней шапки и без рукавиц. Экипировка, прямо надо сказать, была не для сибирских морозов, достигавших 30 – 40 градусов ниже нуля. До села Новоудинское, или Новая Уда Балаганского района И. Джугашвили добрался лишь 27 ноября 1903 года, когда в лёгком пальто, без ушанки и рукавиц уже не погуляешь.

В газете «Правда» от 25 декабря 1939 года (в связи с 60-летним юбилеем И.В. Сталина) был опубликован материал Б. Иванова «В Новой Уде». В этой статье автор описывал место первой царской ссылки И.В. Сталина: «В то время Новая Уда делилась на две части – верхнюю и нижнюю. Нижняя часть называлась Заболотье: на маленьком мысочке, окружённом с трёх сторон топкими болотами, стоял десяток домишек, в которых жили крестьяне-бедняки. В верхней части села расположились две купеческие лавки, огромное здание острога, окружённое высоким частоколом, пять кабаков и церковь. Здесь жила новоудинская «знать». Лучшие дома занимали местные купцы и торговцы. Ссыльные, направлявшиеся в Новую Уду, распределялись группами и в одиночку по крестьянским дворам. Каждый из них обязан был регулярно являться в волостное правление для отметки.

Прибыв в Новую Уду, товарищ Сталин поселился в беднейшей части села – в Заболотье – у крестьянки Марфы Ивановны Литвинцевой. Убогий, покосившийся домик Литвинцевой был расположен на краю болота, в нём было две комнаты. Одну из них и занял И.В. Джугашвили».

Сразу же по прибытии на место, Коба решил бежать на Кавказ. Однако первая попытка оказалась неудачной как раз из-за плохой экипировки и сильных холодов. Как писал в своих воспоминаниях будущий тесть И.В. Сталина Сергей Аллилуев, с которым вождь познакомился на квартире у бывшего школьного товарища Михи Бочаридзе сразу же по возвращении из ссылки (Аллилуев С.Я. Пройденный путь. М., 1946. С. 109), И.В. Сталин «прибыл из Новой Уды в Балаганск с отмороженными ушами и носом, потому что в то время стояли лютые морозы, одет он был по-кавказски, поэтому дальше бежать он не смог и вернулся обратно в Новую Уду».

В Балаганске в это время отбывал ссылку А. А. Гусинский и его жена М.Л. Гусинская. В своих воспоминаниях А.Гусинский пишет: «Ночью зимой 1903 года, в трескучий мороз, больше 30 градусов по Реомюру раздался стук в дверь. «Кто?». К моему удивлению я услышал в ответ хорошо знакомый голос: «Отопри, Абрам, это я, Сосо. Для сибирской зимы он был одет весьма легкомысленно: бурка, лёгкая папаха и щеголеватый кавказский башлык. Особенно бросалось в глаза несоответствие с суровым холодом его лёгкой кавказской шапки на сафьяновой подкладке и белого башлыка (этот самый башлык, понравившийся моей жене и маленькой дочке, т. Сталин по кавказскому обычаю подарил им). Несколько дней отдыхал и отогревался т.Сталин, пока был подготовлен надёжный ямщик для дальнейшего пути к станции железной дороги не то Черемхово, не то Тыреть – километров 80 от Балаганска. Документы у него были уже. Эти дни т.Сталин провёл безвыходно со мной и моей семьёй». (Позволю себе высказать предположение, что и Абрам Аншелевич Гусинский в долгу перед И.В. Джугашвили не остался, снабдив его всем необходимым для побега – тёплой одеждой и деньгами на дорогу: стоимость расходов на железнодорожном транспорте в то время составляла 50 рублей – Л.Б.)

Вернувшись в Новую Уду, Коба поселился на квартире Митрофана Кунгурова, который 11 мая 1947 года написал И.В. Сталину письмо следующего содержания:

«Москва, Кремль.

Генералиссимусу Советского Союза товарищу И.В. Сталину.
Я глубоко извиняюсь, что беспокою Вас. В 1903 году, когда Вы были в ссылке, село Новая Уда Иркутской губернии Балаганского уезда, в то время жили у меня на квартире. В 1904 году я увёз Вас лично в село Жарково по направлению к станции Тыреть Сибирской железной дороги, а когда меня стали спрашивать пристав и урядник, я им сказал, что увёз Вас по направлению в город Балаганск. За неправильное показание меня посадили в каталажку и дали мне телесное наказание – 10 ударов, лишили меня всякого доверия по селу. Я вынужден был уехать из села Новая Уда на ст.Зима Сибирской железной дороги.

В настоящее время я пенсионер 2 группы. Пенсию получаю 141 р. в месяц. Жить стало очень тяжело нам обоим со старухой на 141 р. Подавал заявление в Министерство социального обеспечения, получил отказ. Поэтому прошу Вас, как бывший партизан Якутского партизанского отряда, где был три раза ранен, потерял здоровье, получил инвалидность 2 группы, если вспомните меня, то прошу помочь мне получить персональную пенсию…

Ваш старый хозяин квартиры Кунгуров Митрофан Иванович.
Г. Барабинск Новосибирской области, ул. Некрасова, 57.
Ожидаю от Вас письма. 11 мая 1947 г.».

И.В. Сталин через Институт марксизма-ленинизма предпринял попытку связаться с М.И. Кунгуровым, но вскоре из Новосибирска на запрос ИМЛ пришло сообщение о том, что неизлечимо больной автор письма умер, не дождавшись персональной пенсии.

6 января 1904 года в 12. 10 была отправлена телеграмма из Балаганска в адрес Иркутского жандармского управления: «Новоудинское волостное правление донесло, что административный Иосиф Джугашвили 5 января бежал. Приметы: 24 лет, 38 вершков, рябой, глаза карие, волосы голове, бороде – чёрные, движение левой руки ограничено. Розыску приняты меры. Телеграфировано красноярскому начальнику железнодорожной полиции. За исправника – Киренский».

15 января того же года И.В. Сталин благополучно добирается до Тифлиса, а хвалёная царская охранка только спустя пять (!) месяцев издаёт розыскной циркуляр, в котором перепутан и рост Кобы, и цвет волос, и отсутствует такая важная примета, как дефект левой руки.

После возвращения в Тифлис, у И.В. Сталина произошла первая встреча с Л.Б. Розенфельдом (впоследствии известного под псевдонимом Л. Каменев), который помог ему найти убежище на квартире рабочего Морочкова.

Коба не сразу был допущен к партийной работе. Несмотря на огромный авторитет и признанное лидерство в большевистском движении Закавказья, он был подвергнут тщательной проверке товарищами по партии, и лишь потом И.В. Сталин с головой окунулся в революционную деятельность.

Пламенный колхидец

С пребыванием в ссылке в Новой Уде связан один спорный эпизод в биографии вождя. В 6-м томе его сочинений, на стр. 52 – 54, опубликовано выступление И.В. Сталина перед Кремлёвсими курсантами, которое состоялось через несколько дней после смерти В.И. Ленина. Допустив некоторую вольность в датах, И.В. Сталин произвольно сдвинул на целый год вперёд такое важное в его жизни событие, как получение первого письма от В.И.Ленина. Конечно, И.В. Сталин понимал, что кто знаком со сроком его пребывания в сибирской ссылке, для того было ясно, что за такой короткий срок невозможно было отправить за границу письмо и получить ответ, а жандармское управление держало от ссыльных в строжайшей тайне, каков будет конечный пункт их поселения. Но кто бы стал проверять двадцать лет спустя (тем более – молодые курсанты), когда конкретно произошло это – в 1903 или в 1904 году. Да и какое это могло иметь значение тогда для слушателей?

А поди ж ты – в наше время некто Д.Костышев посвятил этому эпизоду целое «исследование», изданное под ехидненьким заголовочком: «Небольшое письмецо» из громадной фабрики лжи (к истории фальсифицированной переписки Ленина со Сталиным)» (Кентавр. 1992. №№ 5 – 6. С. 68 – 79). Так из маленькой мухи сделали большого слона!

А дело обстояло так. На вечере воспоминаний об Ильиче И.В. Сталин сказал, что впервые установил связь с Лениным в порядке переписки из сибирской ссылки в 1903 году, после того, как пришёл к убеждению, что «он один понимает внутреннюю сущность и неотложные нужды нашей партии». Об этом И.В.Джугашвили написал проживавшему в Лейпциге другу М. Давиташвили, и В.И. Ленин, которому Давиташвили показал письмо, прислал ответ, содержавший, по словам И.В. Сталина, «бесстрашную критику» партийной практики и замечательно ясный, хотя и краткий план работы партии на ближайший период, изложенный сжатыми и смелыми фразами, каждая из которых «не говорит, а стреляет».

В конце своего выступления И.В. Сталин заметил: «Не могу себе простить, что это письмо Ленина, как и многие другие письма, по привычке старого подпольщика, я предал сожжению». Этот факт, как уже сказано, имел место в действительности. Из Кутаиса И.В. Сталин отправил в Лейпциг на имя М.Давиташвили не позднее 30 сентября письмо, которое содержало не только высокую оценку революционной деятельности В.И. Ленина, но и критику Г.В. Плеханова как лидера меньшевизма: «Здесь был один приехавший из ваших краёв, взял с собой резолюцию кавказских комитетов в пользу экстренного съезда. Напрасно смотришь на дело безнадёжно: колебался только Кутаисский комитет, но мне удалось убедить их». Речь идёт о колебании между большевизмом и меньшевизмом, между революционным путём и реформизмом. У самого И.В. Сталина никогда не возникало сомнения о правильности выбранного им революционного пути и после возвращения из ссылки и некоторого вынужденного отдыха, с июля до глубокой осени он активно большевизировал в качестве представителя Кавказского союзного комитета РСДРП немало социал-демократических организаций Грузии и Закавказья. 

Так, прибыв в Кутаиси для реорганизации Имеретино-Мингрельского комитета РСДРП, он добился того, что в результате обновления этого комитета усилилась «революционная работа по деревням» и «вся Кутаисская губерния покрылась нелегальными революционными организациями». Была также создана типография, (неизменным спонсором всех нелегальных типографий в Закавказье был бакинский Савва Морозов, мой прадед Багиров Пётр Исаевич – Л.Б.) разместившаяся в доме Васо Гогиладзе и находившаяся там до февраля 1906 года. Именно с этого периода И.В. Сталин взял псевдоним «Коба». 

В начале сентября Коба приезжает в селение Джихаиши для создания организации РСДРП, затем создаёт парторганизации в селениях Хони и Кобулетти, после чего возвращается в Тифлис. В столярной мастерской М. Чодришвили 29 октября состоялась партконференция Кавказского союза РСДРП. В этот день было создано Кавказского Бюро, которому партконференция поручила подготовку к 3-му съезду РСДРП. 

В начале декабря И.В. Джугашвили – Коба вновь в Баку. С 5 декабря и до самого Нового 1905 года, года первой русской революции, И.В. Сталин вместе с П.А. Джапаридзе и другими членами большевистского Бакинского комитета РСДРП руководит грандиозной всеобщей стачкой нефтепромышленных предприятий Баку, завершившейся заключением первого в истории России коллективного договора рабочих c промышленниками.

Не случайно в ответном письме, которое всё-таки имело место быть, В.И. Ленин назвал И.В. Сталина «пламенным колхидцем».


Предыдущая 2 Следующая

 

наверх

 

 

 Создание веб-сайта Интердизайн.ру 2003-2008 (c)